- Что случилось? - спросила Фатима.

- Я этого не делал, - сказал Джамал.

Миссис Саид закрыла дверку холодильника и сказала:
- Давайте-ка соберемся в гостиной.

Все перешли из кухни в гостиную.

- Абдул Джаббар слегка чудной, - сказал м-р Саид, понимая, что сильно преуменьшает. - Я имею в

Натяжные потолки какие выбрать,натяжные потолки фото от 530 рублей за метр в Билбери. кнутый? - сказал Джамал.

- Это называется «приторможенный», - сказала Джамалю Фатима.

- Неважно, каким словом это назвать, - сказал м-р Саид. - Гораздо важнее то, что он нуждается в нашей опеке. Нужно быть терпеливыми с ним. Он наш гость, и мы должны быть с ним так же обходительны, как с любым другим гостем, даже если это будет стоить нам больших усилий. Вы, дети, поможете маме всё привести в порядок, а я попробую дозвониться дяде Анвару.

Все встали, кроме м-ра Саида. Он остался сидеть.
Ему вдруг вспомнился Пакистан. В Пакистане нет больниц и приютов для инвалидов и психически неполноценных людей. Ими никто специально не занимался. И в селе, и в городе люди при необходимости опекали друг друга. Если кто-то нуждался в особой опеке, все окружающие заботились о нем. Если такой человек мог работать или заниматься каким-то делом - так и делалось. Если человек был способен позаботиться о семье, он заводил семью. А если нет, то не только его родственники, но и все окружающие приглядывали за ним. Благодаря такому положению дел подобные люди жили в обществе и имели в нем свое место. У них не было возможности лечиться, и тем не менее м-р Саид чувствовал, что такое отношение к неполноценным людям, традиционное для Пакистана, было глубоко человечным и действенным.

В конце концов Абдул Джаббар был гостем, и его следовало принять так, как принимают гостей - проявляя предельную терпимость.
М-р Саид стал звонить брату, но девушка-оператор сказала, что линия занята. Она предложила перезвонить позже. Он позвонил через час. Но линия всё еще была занята. Тогда он назвал номер брата и заказал разговор с Пакистаном.

Между тем их гость еще не проснулся. Он появился лишь около полудня. Выглядел он рассерженным.
- Почему вы не разбудили меня на молитву? - требовательно спросил он.

- Я будил вас, - сказал м-р Саид.

- Если бы вы не были так похожи на вашего младшего брата, я бы подумал, что у вас здесь творится невесть что!
При этих словах глаза Абдул Джаббара сузились:
- Вы ведете себя совсем не так, как ваш младший брат!

И он резко повернулся и ушел.

После завтрака миссис Саид ушла по своим делам. М-р Саид остался с детьми дома.
Он в раздумье уселся в гостиной. Время шло. Похоже, ему понадобится всё его терпение. Через час м-р Саид послал вниз Джамала - посмотреть, как там Абдул Джаббар. Еще через час он послал вниз Фатиму. И наконец, пришел черед Мухаммада. Мухаммад вернулся, улыбаясь.

- Паратха!* (* Большой плоский круглый хлеб, который выпекается на сковороде).

- Что? - спросил м-р Саид.

- Он сказал, что хочет на завтрак паратху и яичницу. Он очень голоден и говорит, что уже поздно.

- Ясно, - протянул м-р Саид. За свою жизнь он съел не одну паратху, но вот самому готовить ее ему не приходилось.

«Боюсь, придется ограничиться простыми тостами, - подумал он. - Угодить гостю, конечно, святое дело, но мою паратху можно будет есть разве что в наказание».

Появилась Фатима.
- Посмотрел бы ты, как Абдул Джаббар причесывается, - сказала она. - Он пользуется особым маслом. Ему приходится немало потрудиться, чтобы волосы торчали дыбом во все стороны. А потом он закрепляет их.

- Папа! - позвал Джамал, - взгляни-ка!

Он прибежал на кухню, держа в руке кирпич.

- Это настоящий пакистанский кирпич! - сказал он. - Абдул Джаббар привёз их целую кучу! Он сказал, что я могу взять один! Пойду поищу ему взамен американский кирпич.

М-р Саид улыбнулся: ну вот, начался международный обмен кирпичами.

- В гараже есть старые кирпичи, - сказал Мухаммад.

- Я тоже хочу такой! - сказала Фатима.

- Ладно, - сказал папа, - но будь деликатной.

Когда дети ушли, появился Абдул Джаббар.
«Фатима права, - подумал м-р Саид. - Надо немало потрудиться, чтобы волосы торчали дыбом во все стороны».

- Доброе утро, - сказал м-р Саид.

- Доброе утро, - сказал Абдул Джаббар. - Прекрасный сегодня день!

- Сколько вам сделать яиц? - спросил м-р Саид.

- Шесть, - сказал Абдул Джаббар. - Я беру шесть.

М-р Саид взял сковородку побольше и разбил в нее яйца. Когда яичница была готова, он подал ее с четырьмя тостами.

- Что это? - спросил Абдул Джаббар.

- Яичница и тосты, - сказал м-р Саид.

Глаза у Абдул Джаббара сузились.
- Нет паратхи? - сказал он.

М-р Саид пожал плечами.

- Твой брат всегда угощает меня паратхой, - сказал Абдул Джаббар.

- Не думаю, что вам понравилась бы моя паратха, - сказал м-р Саид.
Абдул Джаббар тяжело вздохнул. Он выглядел удрученным. Затем его лицо вдруг просветлело.
- Уважаемый старший брат, - сказал он. - Какие достопримечательности Америки вы мне сегодня покажете? Статую Свободы?

- Гм… Статуя Свободы находится довольно далеко отсюда. Вы можете посмотреть на нее, когда поедете обратно.

- Нет, тогда будет поздно. Лучше сделать это сейчас.

- Ну, я не знаю, - сказал м-р Саид. - Сейчас я жду звонка от моего брата. Думаю, мы можем осмотреть местные достопримечательности.
При упоминании о брате одна из бровей у Абдул Джаббара поползла было вверх, но он тут же опустил глаза и полностью переключился на яичницу.
- Между прочим, - сказал он с набитым ртом, - у вас душ течет. Я пытался с ним справиться, да всё никак. Там потоп.

Когда Абдул Джаббар поднял взгляд от яичницы, м-ра Саида уже не было на кухне.

- Куда это он делся? - подумал он.
А м-р Саид был уже внизу. Ползая на коленях с тряпкой, он собирал воду, которая стояла повсюду.
- Три дня, - повторял он про себя, - всего каких-то три дня.
Он не мог припомнить, чтобы его терпение подвергали таким испытаниям.
- Мне же лучше, - подумал он. - Невзгоды формируют характер.
Вдруг ему показалось, что звонит телефон. Он прислушался - ничего.
- Телефон не звонил? - крикнул он.

- Что? - откликнулся Абдул Джаббар, вешая трубку.

- Был звонок?

- Да-да, съел сколько мог! - откликнулся Абдул Джаббар и радостно взглянул на свою пустую тарелку. Конечно, кое-чего не хватало. Паратхи. Нет ничего лучше паратхи, чтобы подкрепиться во время путешествия. Он прошел на кухню и открыл холодильник.

Когда м-р Саид вновь поднялся наверх, Абдул Джаббар успел прикончить еще пару яиц. Он как раз, сидя на стуле, оттолкнулся руками от стола, резко откинувшись на спинку стула. На его лице сияла широкая довольная улыбка, которая сменилась сначала недоумением, затем тревогой - по мере того, как его стул отклонялся назад всё больше и больше. Раздался треск. Ножки у стула подломились, и Абдул Джаббар рухнул на пол.
- Ой!

М-р Саид бросился к нему, чтобы помочь подняться.

- Всё в целости и сохранности, - повторял Абдул Джаббар, стряхивая с себя пыль. - Я был уверен, что он устоит, - сказал он, потирая затылок.

М-р Саид взглянул на гостя и перевел взгляд на стул.

- Вы прекрасный хозяин! - воскликнул Абдул Джаббар, схватив м-ра Саида за руку и тряся ее. - Всегда буду вас помнить!

Вдруг со стороны гаража донесся звук сильного удара, и м-р Саид бросился к двери.

- У нас всё в порядке, - раздался из гаража голос Мухаммада.

- Что случилось? - спросил м-р Саид.

- Полка упала, но всё цело.

М-р Саид облегченно вздохнул.

- Ну и… немного помяло машину…

- Как?

- И фара…

- Что?
М-р Саид уже был в гараже, когда зазвонил телефон. Он взглянул на детей - вроде бы все целы.
- Приведите всё в порядок, - сказал он и бегом бросился обратно в дом. Абдул Джаббара нигде не было видно.
- Алло.

- Это м-р Саид?

- Да.

- Я вам звонила, но вы не были расположены разговаривать. Сейчас вас можно соединить?

- Не был расположен разговаривать?

- Да. Так вас соединять?

- Конечно.
М-р Саид вздохнул и потёр лоб. «Не расположен разговаривать». Сейчас наконец всё прояснится.

- Ас-саляму алейкум!

- Ва алейкум ас-салям. Анвар, это Иса.

- Иса! Как ты? У тебя всё в порядке?

- Да, всё хорошо. Анвар, у меня гость от тебя.

- Что?

- Ты посылал ко мне гостя?

- Нет, - сказал Анвар. - Что-то не припомню.

- Его зовут Абдул Джаббар. Говорит, что он твой друг.

- Не знаю никакого Абдул Джаббара, - сказал Анвар.

Повисла пауза.

- Но он в самом деле знает тебя! Он говорит, что он твой сотрапезник.

- «Со» кто?

- Сотрапезник!

В трубке долго молчали. Анвар задумался. И вдруг раздался смех. Анвар начал хохотать. М-р Саид уставился на телефонную трубку.
- Анвар… Анвар…

- Ох, ох, прости, - с трудом сказал Анвар в перерывах между взрывами смеха. - Ты сказал «сотрапезник»? И наверное, уже слишком поздно, не так ли?

- Да, - сказал м-р Саид. Он ничего не понимал.

Не в силах сдержаться, его брат на том конце провода просто изнемогал от хохота, переходящего во всхлипывания.
- А как он выглядит?

М-р Саид описал Абдул Джаббара, и хохот возобновился.

- Так ты его знаешь? - спросил м-р Саид.

- Это же наш почтальон, - выдохнул наконец Анвар.

- Кто?

- Почтальон! - повторил Анвар. - Абдул Джаббар, он слегка не в себе, ты должен его помнить. На велосипеде без шин, со своей вечной фразой, что уже слишком поздно. Вспомнил?

- Ля иляха илля Аллах!
Всё встало на свои места. Конечно же, м-р Саид знал Абдул Джаббара. Он вспомнил, как тот катит на своем велосипеде в помятой форменной одежде защитного цвета. Разумеется, Абдул Джаббар знал всё о семье Анвара и о том, где они живут. И конечно, у него были все адреса.

Брат опять начал смеяться.
- Недели две назад он вдруг исчез из города. Такое бывает с ним раз или два в году. Но никто не знал, куда он исчезает.

Брат снова попытался подавить смех, и из трубки донеслось придушенное всхлипывание.
- Ну, как он там?

- Хорошо, - сказал м-р Саид.

- Как он у вас оказался? - спросил Анвар.

- Хороший вопрос, - сказал м-р Саид.

- Ну ладно. Его родные будут рады узнать, что с ним всё в порядке, - сказал Анвар. - Передай ему мои лучшие пожелания.

- Ладно, - сказал м-р Саид. Он всё никак не мог прийти в себя. Почтальон!

- Позвони мне, когда всё закончится, - попросил Анвар.

- Позвоню, инша-Аллах* (*дай Бог), - сказал м-р Саид и повесил трубку.

Не представляя, что же ему делать дальше, м-р Саид сошел вниз. Однако всё разрешилось само собой. Комната гостя опустела. Задняя дверь была открыта, а чемодан Абдул Джаббара исчез. Комнате выглядела так, словно в ней бушевал ураган. Лишь в середине комнаты, в центре ковра остался крошечный нетронутый островок. Именно там лежала короткая записка. В ней говорилось: «Большое спасибо, но уже слишком поздно. Твой младший брат Абдул Джаббар».
М-р Саид поднял записку и выбежал на задний двор, зовя Абдул Джаббара по имени.

Потом он, взяв с собой детей, на машине объехал ближайшие кварталы, высматривая Абдул Джаббара. Он был так обеспокоен, что даже позвонил в полицию. Но отыскать Абдул Джаббара ему не удалось.

Вести о нем дошли до него позже. Через полгода из Пакистана пришло письмо с выражениями благодарности. Когда м-р Саид прочитал его, он подумал: интересно, сколько еще таких писем пришло в США после странного появления и исчезновения таинственного «сотрапезника»? Ну что ж, по крайней мере ясно, что Абдул Джаббар цел и невредим, а это самое главное.

Полученное благодарственное письмо повесили в рамке на почетном месте. Здесь же хранили и «пакистанский кирпич». Они служили всей семье сладостным напоминанием об их несравненном чудаковатом госте.

* * *
* *
*


Перевод Умм Нури





~ ~ ~
`
                         
~ .(1 cтраница) ~
                  осела, словно игрушечная.
Когда м-р Саид сел в машину сам, Абдул Джаббар уже спал и громко храпел. Пока они ехали домой, он всё больше и больше наваливался на м-ра Саида, прижимая его и громко сопя ему в ухо.
В конце концов м-р Саид, отодвинув его, вернул его безвольное тело на свое место.

«Долгие перелеты и автобусные переезды так изматывают», - подумал м-р Саид.
Он взглянул на человека, спящего у него на плече. Что-то подсказывало ему, что тот ему знаком. Может, он действительно позабыл его - одного из лучших друзей своего брата? М-р Саид был уверен, что письмо всё прояснит.

Как только они доехали до дома, Абдул Джаббар сразу проснулся. Он прошел в дом вослед за м-ром Саидом, тащившим тяжеленный чемодан.

Когда м-р Саид открыл дверь и пригласил его войти, Абдул Джаббар всплеснул руками.
- Прекрасный дом! - воскликнул он. - Я не ужинал.

- Что? - переспросил м-р Саид.

- Я не ужинал.

М-р Саид опустил чемодан на пол.

- Конечно, - сказал он. Он собирался сначала показать Абдул Джаббару его комнату, а потом предложить что-нибудь перекусить.

- Вы голодны?

- Гамбургер! - воскликнул Абдул Джаббар. Он лучился ослепительной торжествующей улыбкой, хотя белки его глаз покраснели от бессонницы.

- Гамбургер?

- Гамбургер!

- Гамбургер, - повторил м-р Саид.

- Точно, - сказал Абдул Джаббар.

- Уже поздно, - сказал м-р Саид.

- Очень поздно, - сказал Абдул Джаббар.

М-р Саид крепко призадумался. Как ни крути, но гость казался ему не совсем нормальным. Дело было явно не в культурных особенностях. Он вел себя не так, как обычный пакистанец. Здесь и в помине не было воспитанности и ненавязчивости, которую следует выказывать гостю по отношению к хозяину.

В самом деле, хотя Абдул Джаббар казался совершенно безобидным, всякий бы сказал, что с ним что-то неладно. В самом ли деле он - один из друзей Анвара? А если нет, то как он узнал наш телефонный номер? Откуда он знает моего брата?

М-р Саид быстро взвесил все «за» и «против». Он колебался между своим долгом гостеприимного хозяина и весьма реальной возможностью того, что перед ним - самозванец или даже душевнобольной. Мошенника или психа он вовсе не обязан обхаживать и три минуты, а не то что три дня.

- Вы говорили о письме от моего брата, - наконец сказал он.

- Ну да! - сказал Абдул Джаббар. - Оно со мной.
Он волоком вытащил свой чемодан на середину комнаты и прямо на полу стал открывать его. Он долго возился с застежкой-молнией, потом начал рыться внутри, вытаскивая на пол и разбрасывая во все стороны одежду. Вдруг м-р Саид случайно заметил, что на дне чемодана аккуратно уложены кирпичи! Он не мог поверить своим глазам!

- Ну-ка посмотрим. Куда же я его дел? - бубнил Абдул Джаббар. Он достал целую пачку писем и стал просматривать их. Вдруг он замер и театральным жестом схватился рукой за голову - словно плохой актер.
- О нет! - воскликнул он и устремил на м-ра Саида скорбный взор. - Я забыл его на автостанции! На нем был записан ваш телефон.

- Ага! - сказал м-р Саид. Теперь он был уверен, что перед ним слегка тронувшийся артистичный жулик.

- Откуда вы узнали имя моего брата и мой телефон? - жестко спросил он.

- Но я…

- Ну-ка, быстро собирайте вещи!

- Но, уважаемый старший брат…
Еще и «старший брат»! Абдул Джаббар годился м-ру Саиду в отцы!

- Я отвезу вас обратно на автостанцию, - сказал м-р Саид.

- Но это ошибка, - сказал Абдул Джаббар.

- Да, - сказал м-р Саид. - И уже поздно, не так ли?

- Да, - сказал Абдул Джаббар, внезапно просияв. - Очень поздно!

В это время на лестнице вверху показалась миссис Саид. Она была в халате до пят, затянутом поясом. Рядом стоял Мухаммад. Фатима и Джамал тоже были здесь.

Абдул Джаббар лихорадочно запихивал вещи обратно в чемодан. М-р Саид грозно навис над ним.

- Уверяю вас, старший брат… У меня было письмо от вашего брата Анвара. Он вручил его мне под тенистым деревом у входа во двор его дома. Он забыл его в доме и послал за ним своего сына, «Чоти Адами».

М-р Саид вдруг засомневался. «Чоти Адами» - так в семье брата называли младшего сына. Это означало «маленький человек». У доме его брата действительно росло тенистое дерево, прямо перед входом во двор, и брат любил сидеть под ним.

- Сколько сыновей у моего брата? - спросил м-р Саид.

- Ну… у него три сына и две дочери, - ответил Абдул Джаббар тоном оскорбленного человека, вдруг резко замедлив свои сборы, - хотя его старшая дочь, Рехана, недавно вышла замуж и живет в Лахоре, так что теперь она не с ними, хотя ее друзья по колледжу до сих пор шлют ей письма по старому адресу, потому что адрес изменился недавно, что, конечно, удивительно - по сравнению с вами, ведь вы на несколько лет старше своего брата, а у вас только трое детей, и они достаточно юны, а у него их больше и они старше, что, конечно, можно объяснить тем, что вы уехали работать в Америку и поздно женились, и тем не менее из-за этого ваш брат не стал вас любить меньше - как и вы его, и вы регулярно, раз в месяц, обмениваетесь письмами с последними новостями, а также телефонными звонками - с тех пор, как ему поставили телефон в доме номер двенадцать, тринадцатая улица Нового города, подъезд сзади, от станционного поселка, где он сделал пристройку, когда начал работать главным инженером на знаменитой фирме «Шугар Милл».

М-р Саид был просто погребён под этим потоком сведений. Никогда в жизни он не слышал такой внушительной тирады, произнесенной на одном дыхании. И всё здесь было правдой! Всё до последнего слова!
Он ощутил стыд перед женой и детьми. Ведь он посягнул на долг гостеприимства. Теперь было ясно, что Абдул Джаббар прекрасно знает его младшего брата.

Но простите, при чем тогда здесь кирпичи? Абдул Джаббар вполне мог оказаться психом… С чего это он таскает кирпичи в своем чемодане?

- Зачем вам кирпичи? - спросил м-р Саид.

- О, - просияв, начал Абдул Джаббар, - отличная идея, а? В авиакомпании сказали, что можно бесплатно провезти 40 кг багажа, а моя одежда такая легкая. А так мой багаж весит ровно 40 кг! Я могу вам отдать один из них, но остальные мне нужны для обратного пути!

«Ну вот, и с этим всё прояснилось, - подумал м-р Саид. - Абдул Джаббар, конечно, немного не в себе, но не псих. И он хорошо знает Анвара».

Теперь у м-ра Саида не было никаких причин отказывать ему в гостеприимстве. Во-первых, он был гость и имел право три дня пользоваться гостеприимством. Во-вторых, он был очень эксцентричным, и м-р Саид был не вправе лишь по этой причине выставлять его за дверь в чужой стране. Кто знает, что с ним может приключиться! И в-третьих, здесь была некая тайна, которую еще предстояло раскрыть. Кто он на самом деле? Какое отношение имеет к Анвару? Как он попал в Америку?
- Я приношу свои извинения, - сказал м-р Саид.

- Что? - сказал Абдул Джаббар.

- Я приношу вам свои извинения.

- Я этого и ожидал, - сказал Абудл Джаббар, - но, без сомнения, вы чрезмерно подозрительны.
Он наконец застегнул молнию на чемодане и встал.
- Во всяком случае, ваш брат будет рад узнать, что вы в добром здравии… А вы так похожи на него, старший брат!

М-р Саид вздохнул. Он знал, что ему предстоит играть роль «старшего брата» всё оставшееся время визита.

- Нет, я имел в виду, что вы можете остаться у нас, - сказал м-р Саид. - Пожалуйста, оставайтесь. Извините меня.

М-р Саид подумал, что ему предстоят три нелегких, непредсказуемых дня, но он твердо решил исполнить долг гостеприимства. Абдул Джаббар крепко обнял м-ра Саида и вскоре удобно устроился на софе. Ему представили детей и сразу отправили их спать.

Миссис Саид предложила приготовить ужин для гостя. Обычно она не занималась готовкой в три часа ночи, но она переживала за своего мужа и хотела помочь ему загладить неловкость.
- Посмотрим, что там у нас есть из съестного, - сказала она, пройдя на кухню.

- Гамбургеры! - сказал Абдул Джаббар.

- Гамбургеры? - переспросила миссис Саид и взглянула на мужа.

- Гамбургеры, - сказал м-р Саид.

- Точно.

Миссис Саид разморозила рубленое мясо и сделала для гостя два больших гамбургера. Подав еду, она ушла спать.

До того, как была подана еда, Абдул Джаббар безостановочно тараторил. И вдруг он замолк.
- Что это? - спросил он.

- Гамбургеры, - сказал м-р Саид.

- И это едят американцы? - удивленно спросил Абдул Джаббар. Он взял гамбургер, понюхал его и откусил крошечный кусочек. Когда он начал медленно жевать, его лицо вытянулось. Казалось, он никогда не прожуёт этот кусочек. С большим трудом он проглотил его.
Он взглянул на хозяина и криво улыбнулся.
- Великолепно, - воскликнул он и хлопнул в ладоши.

- Ну хорошо. Я устал, пора спать.

Он близко наклонился к м-ру Саиду и заговорщицки шепнул:
- Уже так поздно, знаете ли.

У м-ра Саида отвалилась челюсть. Он только и мог, что кивнуть, подумав про себя: то ли еще будет!

С трудом дотащив чемодан Абдул Джаббара до комнаты гостя, м-р Саид с трудом дотащился до своей комнаты и рухнул в постель. Он посмотрел на часы. Абдул Джаббар был прав!

На следующее утро, на рассвете, вся семья Саид поднялась на молитву фаджр. Увы - не прошло еще и часа, как м-р Саид лёг. М-р Саид подошел к комнате гостя и постучал.

- Абдул Джаббар, - позвал он. - Время фаджра.
Ответа не было. М-р Саид постучал опять.

- Абдул Джаббар…
Постучав в третий раз и не получив ответа, м-р Саид оставил гостя в покое. Стучать три раза, и если нет ответа, уходить - таков был обычай Пророка, да будет с ним мир и благословение Аллаха.
«Его слишком утомил перелет, - подумал м-р Саид. - Он совершит молитву позже».

После молитвы все опять легли. Еще можно было пару часов поспать до начала рабочего дня. Засыпая, м-р Саид подумал, что утром он сразу позвонит брату и выяснит, кто же такой этот Абдул Джаббар и что с ним делать.

М-ру Саиду приснился сон из его детства в Пакистане. Он со своим братом Анваром идет по дороге к дому. Абдул Джаббар проезжает мимо них на велосипеде. Он проехал раз, другой, третий. И каждый раз он говорил: «Уже так поздно!» М-р Саид подумал: «А ведь я знаю его». Он спросил своего брата, кто этот человек на велосипеде, но Анвар сказал: «Я его не знаю, мы с ним не друзья».
Чья-то рука стала тормошить м-ра Саида.

- Вставай, Иса, - сказала миссис Саид.

М-р Саид открыл глаза.

- Хочу тебе показать кое-что.
Миссис Саид смотрела на мужа со странным выражением.

М-р Саид заставил себя встать и сошёл вниз. Вослед за женой он медленно совершил круг почета, зайдя сначала в гостиную, потом в столовую, и наконец, на кухню. Все три комнаты носили следы трапезы.

В гостиной на полу стояли тарелки с фруктами. В столовой на столе лежали два пучка салата и половинка огурца сверху, открытая банка орехового масла и лежала груда невскрытых рыбных консервов. Здесь были еще и банки с крупой, и чашка с кашей, залитой молоком. В центре стола стоял открытый пакет с молоком.
Стол на кухне тоже был весь завален едой. Здесь было всё - от открытой банки кукурузного масла до огуречных обрезков и косточек чернослива. Дверка холодильника была открыта настежь.
- Что за светопреставление! - только и сказала миссис Саид.

- Вау! - сказал Мухаммад, он только что сошел вниз. - Остатки ночной трапезы!

М-р Саид не знал, смеяться ему или плакать.

На сцене появились Джамал и Фатима.

- Что случилось? - спросила Фатима.

- Я этого не делал, - сказал Джамал.

Миссис Саид закрыла дверку холодильника и сказала:
- Давайте-ка соберемся в гостиной.

Все перешли из кухни в гостиную.

- Абдул Джаббар слегка чудной, - сказал м-р Саид, понимая, что сильно преуменьшает. - Я имею в виду, что у него не все дома.

- То есть, он чокнутый? - сказал Джамал.

- Это называется «приторможенный», - сказала Джамалю Фатима.

- Неважно, каким словом это назвать, - сказал м-р Саид. - Гораздо важнее то, что он нуждается в нашей опеке. Нужно быть терпеливыми с ним. Он наш гость, и мы должны быть с ним так же обходительны, как с любым другим гостем, даже если это будет стоить нам больших усилий. Вы, дети, поможете маме всё привести в порядок, а я попробую дозвониться дяде Анвару.

Все встали, кроме м-ра Саида. Он остался сидеть.
Ему вдруг вспомнился Пакистан. В Пакистане нет больниц и приютов для инвалидов и психически неполноценных людей. Ими никто специально не занимался. И в селе, и в городе люди при необходимости опекали друг друга. Если кто-то нуждался в особой опеке, все окружающие заботились о нем. Если такой человек мог работать или заниматься каким-то делом - так и делалось. Если человек был способен позаботиться о семье, он заводил семью. А если нет, то не только его родственники, но и все окружающие приглядывали за ним. Благодаря такому положению дел подобные люди жили в обществе и имели в нем свое место. У них не было возможности лечиться, и тем не менее м-р Саид чувствовал, что такое отношение к неполноценным людям, традиционное для Пакистана, было глубоко человечным и действенным.

В конце концов Абдул Джаббар был гостем, и его следовало принять так, как принимают гостей - проявляя предельную терпимость.
М-р Саид стал звонить брату, но девушка-оператор сказала, что линия занята. Она предложила перезвонить позже. Он позвонил через час. Но линия всё еще была занята. Тогда он назвал номер брата и заказал разговор с Пакистаном.

Между тем их гость еще не проснулся. Он появился лишь около полудня. Выглядел он рассерженным.
- Почему вы не разбудили меня на молитву? - требовательно спросил он.

- Я будил вас, - сказал м-р Саид.

- Если бы вы не были так похожи на вашего младшего брата, я бы подумал, что у вас здесь творится невесть что!
При этих словах глаза Абдул Джаббара сузились:
- Вы ведете себя совсем не так, как ваш младший брат!

И он резко повернулся и ушел.

После завтрака миссис Саид ушла по своим делам. М-р Саид остался с детьми дома.
Он в раздумье уселся в гостиной. Время шло. Похоже, ему понадобится всё его терпение. Через час м-р Саид послал вниз Джамала - посмотреть, как там Абдул Джаббар. Еще через час он послал вниз Фатиму. И наконец, пришел черед Мухаммада. Мухаммад вернулся, улыбаясь.

- Паратха!* (* Большой плоский круглый хлеб, который выпекается на сковороде).

- Что? - спросил м-р Саид.

- Он сказал, что хочет на завтрак паратху и яичницу. Он очень голоден и говорит, что уже поздно.

- Ясно, - протянул м-р Саид. За свою жизнь он съел не одну паратху, но вот самому готовить ее ему не приходилось.

«Боюсь, придется ограничиться простыми тостами, - подумал он. - Угодить гостю, конечно, святое дело, но мою паратху можно будет есть разве что в наказание».

Появилась Фатима.
- Посмотрел бы ты, как Абдул Джаббар причесывается, - сказала она. - Он пользуется особым маслом. Ему приходится немало потрудиться, чтобы волосы торчали дыбом во все стороны. А потом он закрепляет их.

- Папа! - позвал Джамал, - взгляни-ка!

Он прибежал на кухню, держа в руке кирпич.

- Это настоящий пакистанский кирпич! - сказал он. - Абдул Джаббар привёз их целую кучу! Он сказал, что я могу взять один! Пойду поищу ему взамен американский кирпич.

М-р Саид улыбнулся: ну вот, начался международный обмен кирпичами.

- В гараже есть старые кирпичи, - сказал Мухаммад.

- Я тоже хочу такой! - сказала Фатима.

- Ладно, - сказал папа, - но будь деликатной.

Когда дети ушли, появился Абдул Джаббар.
«Фатима права, - подумал м-р Саид. - Надо немало потрудиться, чтобы волосы торчали дыбом во все стороны».

- Доброе утро, - сказал м-р Саид.

- Доброе утро, - сказал Абдул Джаббар. - Прекрасный сегодня день!

- Сколько вам сделать яиц? - спросил м-р Саид.

- Шесть, - сказал Абдул Джаббар. - Я беру шесть.

М-р Саид взял сковородку побольше и разбил в нее яйца. Когда яичница была готова, он подал ее с четырьмя тостами.

- Что это? - спросил Абдул Джаббар.

- Яичница и тосты, - сказал м-р Саид.

Глаза у Абдул Джаббара сузились.
- Нет паратхи? - сказал он.

М-р Саид пожал плечами.

- Твой брат всегда угощает меня паратхой, - сказал Абдул Джаббар.

- Не думаю, что вам понравилась бы моя паратха, - сказал м-р Саид.
Абдул Джаббар тяжело вздохнул. Он выглядел удрученным. Затем его лицо вдруг просветлело.
- Уважаемый старший брат, - сказал он. - Какие достопримечательности Америки вы мне сегодня покажете? Статую Свободы?

- Гм… Статуя Свободы находится довольно далеко отсюда. Вы можете посмотреть на нее, когда поедете обратно.

- Нет, тогда будет поздно. Лучше сделать это сейчас.

- Ну, я не знаю, - сказал м-р Саид. - Сейчас я жду звонка от моего брата. Думаю, мы можем осмотреть местные достопримечательности.
При упоминании о брате одна из бровей у Абдул Джаббара поползла было вверх, но он тут же опустил глаза и полностью переключился на яичницу.
- Между прочим, - сказал он с набитым ртом, - у вас душ течет. Я пытался с ним справиться, да всё никак. Там потоп.

Когда Абдул Джаббар поднял взгляд от яичницы, м-ра Саида уже не было на кухне.

- Куда это он делся? - подумал он.
А м-р Саид был уже внизу. Ползая на коленях с тряпкой, он собирал воду, которая стояла повсюду.
- Три дня, - повторял он про себя, - всего каких-то три дня.
Он не мог припомнить, чтобы его терпение подвергали таким испытаниям.
- Мне же лучше, - подумал он. - Невзгоды формируют характер.
Вдруг ему показалось, что звонит телефон. Он прислушался - ничего.
- Телефон не звонил? - крикнул он.

- Что? - откликнулся Абдул Джаббар, вешая трубку.

- Был звонок?

- Да-да, съел сколько мог! - откликнулся Абдул Джаббар и радостно взглянул на свою пустую тарелку. Конечно, кое-чего не хватало. Паратхи. Нет ничего лучше паратхи, чтобы подкрепиться во время путешествия. Он прошел на кухню и открыл холодильник.

Когда м-р Саид вновь поднялся наверх, Абдул Джаббар успел прикончить еще пару яиц. Он как раз, сидя на стуле, оттолкнулся руками от стола, резко откинувшись на спинку стула. На его лице сияла широкая довольная улыбка, которая сменилась сначала недоумением, затем тревогой - по мере того, как его стул отклонялся назад всё больше и больше. Раздался треск. Ножки у стула подломились, и Абдул Джаббар рухнул на пол.
- Ой!

М-р Саид бросился к нему, чтобы помочь подняться.

- Всё в целости и сохранности, - повторял Абдул Джаббар, стряхивая с себя пыль. - Я был уверен, что он устоит, - сказал он, потирая затылок.

М-р Саид взглянул на гостя и перевел взгляд на стул.

- Вы прекрасный хозяин! - воскликнул Абдул Джаббар, схватив м-ра Саида за руку и тряся ее. - Всегда буду вас помнить!

Вдруг со стороны гаража донесся звук сильного удара, и м-р Саид бросился к двери.

- У нас всё в порядке, - раздался из гаража голос Мухаммада.

- Что случилось? - спросил м-р Саид.

- Полка упала, но всё цело.

М-р Саид облегченно вздохнул.

- Ну и… немного помяло машину…

- Как?

- И фара…

- Что?
М-р Саид уже был в гараже, когда зазвонил телефон. Он взглянул на детей - вроде бы все целы.
- Приведите всё в порядок, - сказал он и бегом бросился обратно в дом. Абдул Джаббара нигде не было видно.
- Алло.

- Это м-р Саид?

- Да.

- Я вам звонила, но вы не были расположены разговаривать. Сейчас вас можно соединить?

- Не был расположен разговаривать?

- Да. Так вас соединять?

- Конечно.
М-р Саид вздохнул и потёр лоб. «Не расположен разговаривать». Сейчас наконец всё прояснится.

- Ас-саляму алейкум!

- Ва алейкум ас-салям. Анвар, это Иса.

- Иса! Как ты? У тебя всё в порядке?

- Да, всё хорошо. Анвар, у меня гость от тебя.

- Что?

- Ты посылал ко мне гостя?

- Нет, - сказал Анвар. - Что-то не припомню.

- Его зовут Абдул Джаббар. Говорит, что он твой друг.

- Не знаю никакого Абдул Джаббара, - сказал Анвар.

Повисла пауза.

- Но он в самом деле знает тебя! Он говорит, что он твой сотрапезник.

- «Со» кто?

- Сотрапезник!

В трубке долго молчали. Анвар задумался. И вдруг раздался смех. Анвар начал хохотать. М-р Саид уставился на телефонную трубку.
- Анвар… Анвар…

- Ох, ох, прости, - с трудом сказал Анвар в перерывах между взрывами смеха. - Ты сказал «сотрапезник»? И наверное, уже слишком поздно, не так ли?

- Да, - сказал м-р Саид. Он ничего не понимал.

Не в силах сдержаться, его брат на том конце провода просто изнемогал от хохота, переходящего во всхлипывания.
- А как он выглядит?

М-р Саид описал Абдул Джаббара, и хохот возобновился.

- Так ты его знаешь? - спросил м-р Саид.

- Это же наш почтальон, - выдохнул наконец Анвар.

- Кто?

- Почтальон! - повторил Анвар. - Абдул Джаббар, он слегка не в себе, ты должен его помнить. На велосипеде без шин, со своей вечной фразой, что уже слишком поздно. Вспомнил?

- Ля иляха илля Аллах!
Всё встало на свои места. Конечно же, м-р Саид знал Абдул Джаббара. Он вспомнил, как тот катит на своем велосипеде в помятой форменной одежде защитного цвета. Разумеется, Абдул Джаббар знал всё о семье Анвара и о том, где они живут. И конечно, у него были все адреса.

Брат опять начал смеяться.
- Недели две назад он вдруг исчез из города. Такое бывает с ним раз или два в году. Но никто не знал, куда он исчезает.

Брат снова попытался подавить смех, и из трубки донеслось придушенное всхлипывание.
- Ну, как он там?

- Хорошо, - сказал м-р Саид.

- Как он у вас оказался? - спросил Анвар.

- Хороший вопрос, - сказал м-р Саид.

- Ну ладно. Его родные будут рады узнать, что с ним всё в порядке, - сказал Анвар. - Передай ему мои лучшие пожелания.

- Ладно, - сказал м-р Саид. Он всё никак не мог прийти в себя. Почтальон!

- Позвони мне, когда всё закончится, - попросил Анвар.

- Позвоню, инша-Аллах* (*дай Бог), - сказал м-р Саид и повесил трубку.

Не представляя, что же ему делать дальше, м-р Саид сошел вниз. Однако всё разрешилось само собой. Комната гостя опустела. Задняя дверь была открыта, а чемодан Абдул Джаббара исчез. Комнате выглядела так, словно в ней бушевал ураган. Лишь в середине комнаты, в центре ковра остался крошечный нетронутый островок. Именно там лежала короткая записка. В ней говорилось: «Большое спасибо, но уже слишком поздно. Твой младший брат Абдул Джаббар».
М-р Саид поднял записку и выбежал на задний двор, зовя Абдул Джаббара по имени.

Потом он, взяв с собой детей, на машине объехал ближайшие кварталы, высматривая Абдул Джаббара. Он был так обеспокоен, что даже позвонил в полицию. Но отыскать Абдул Джаббара ему не удалось.

Вести о нем дошли до него позже. Через полгода из Пакистана пришло письмо с выражениями благодарности. Когда м-р Саид прочитал его, он подумал: интересно, сколько еще таких писем пришло в США после странного появления и исчезновения таинственного «сотрапезника»? Ну что ж, по крайней мере ясно, что Абдул Джаббар цел и невредим, а это самое главное.

Полученное благодарственное письмо повесили в рамке на почетном месте. Здесь же хранили и «пакистанский кирпич». Они служили всей семье сладостным напоминанием об их несравненном чудаковатом госте.

* * *
* *
*


Перевод Умм Нури





~ ~ ~
`
                         
~ .(1 cтраница) ~