Представляем рейтинг по PPC в сети - Rating Runeta. Регистрируемся!
     
"РСиИ"
   
peshera

.Исламские детские истории


Биcмиллях
Джaмaлин джем
Битва за помидopы
Рыбалкa
Чтo в имeни мoeм?
B зooпaркe
Haxoдкa
Пeрвaя ураза
Плoxoй день, xopoший день
Тpyднocти c yтрeнним нaмaзoм
В гнeвe
Странный Гocть
Мисвак
Koтeнoк
Хулиганство
3aблyдившийcя aвтoбyc
Бизнес
Яблочное желе
Фaтимa пpиpyчaeт бeлкy
История прадедушки
Cмepть бaбyшки
Дpaгoцeннocть
Чeрдaк
Зaснeжилo
Ветрянка
Toпop
Oбeщaниe
Пo ягoды
Лицом к лицу
O тeлeвизope
Пещера

May 13, 2001
   


С .Именем .Милостивого .Аллаhа

 

~ Пещера ~

Когда Амина впервые пришла в школу, она неважно говорила по-английски. Она была на год старше Фатимы, а оказалась с ней в одном классе. Все другие предметы были ей уже знакомы, и она усиленно занялась английским языком. Через два месяца напряженных занятий она владела языком не хуже других. Амина приехала из Афганистана. Она была сирота. Теперь они с братом жили в Америке, у своего дяди.

Амина отличалась от других детей в классе. Будучи старше, она была выше и сильнее. Но было и кое-что другое. Иногда Амина вдруг замирала, с отсутствующим видом глядя прямо перед собой, ничего не видя и не слыша. Тогда к ней подходила сестра Атика и трогала ее за плечо. Как-то раз, когда дул сильный ветер, дверь в классе неожиданно захлопнулась от сквозняка. Раздался резкий звук, напоминающий выстрел. Амина мгновенно упала на пол возле парты и замерла. Сестра Атика подняла ее. Весь класс молча наблюдал за этим. Потом сестра Атика с Аминой пошли к директору. Когда они выходили из класса, Фатима заметила, что Амину била дрожь, словно её знобило.

Почти минуту в классе было тихо. Затем кто-то из ребят рассмеялся и стал вышучивать Амину. Фатима пришла в ярость. Она не знала, почему Амина так повела себя, но понимала, что за этим стояло что-то серьезное. Не стоило с этим шутить. Фатима крикнула ребятам, чтобы они прекратили. В этот момент вошла сестра Атика.

– Фатима! – сказала она строго. – Не ожидала я этого от тебя! А ты, Карим, сядь на место!

Фатима покраснела. Упрёк сестры Атики был несправедлив. Она просто хотела остановить этого несносного Карима!

Сестра Атика, насупившись, окинула взглядом притихший класс.

– Не ожидала я от вас этого, – сказала она. – Так себя не ведут!

Она перевела дыхание.

– Чтобы вы поняли, в чем тут дело, я немного расскажу вам о вашей сестре. Амине пришлось пережить войну. Кто из вас знает, о какой войне я говорю?

Фарид поднял руку.

– Это был джихад* против русских захватчиков после того, как они вторглись в Афганистан.


- - -
* Джихад – борьба.
- - -

– Верно, – сказала сестра Атика. – Кого-нибудь из вас коснулась война?

Все молчали.

– И меня не коснулась, – сказала сестра Атика. – Те, кто не был на войне, не в силах представить себе, что это такое. И всё же я попробую рассказать вам об этом. Ваша сестра, Амина, пережила такое, чего никому не пожелаешь, особенно ребенку. Она видела, как разбомбили ее деревню. Ей приходилось прятаться от самолетов, которые пикировали прямо на неё. Во время джихада ее отец и мать были убиты.

В классе повисло гробовое молчание.

– Когда дверь резко хлопнула, в Амине мгновенно проснулась память о пережитом, весь ужас бомбёжек вернулся к ней, и она бросилась на землю, чтобы спастись.

Сестра Атика взглянула на каждого в классе.
– Вам это понятно?

Все согласно кивнули.

– Хорошо, – сказала сестра Атика. – Я полагаю, больше не будет никаких шуток и поддразниваний по этому поводу. Война – дело нешуточное, и то, что она несёт людям, не подлежит высмеиванию. Есть вопросы?

Все молчали.

– Хорошо, – сказала сестра Атика. – Тогда откройте ваши учебники на странице…

Вернувшись домой, Фатима подсела к маме.

– А из-за чего началась война в Афганистане? – спросила она.

– Новое правительство страны попыталось запретить людям поклоняться Аллаху, – ответила мама. – А когда народ одержал победу, российская армия выступила на стороне правительства.

– Как это – заставлять людей отказаться от поклонения Аллаху? – спросила Фатима.

– Хороший вопрос, – сказала мама. – На него нелегко ответить. Ты ведь знаешь, что некоторые поклоняются иному, чем Бог?

– Да, – ответила Фатима. – Это называется «ширк». Люди молятся статуям.

– Вот именно, – сказала мама. – Но это могут быть и другие вещи. Иногда поклоняются изображению на камне или куску дерева, а иногда – людям и даже идеям.

– Идеям? – изумилась Фатима.

– Люди часто это делают, хоть мне сейчас и непросто объяснить тебе это. Правительства Афганистана и России поклонялись человеку по имени Карл Маркс и идее, которая называется «коммунизм». Они требовали, чтобы все поклонялись тому же, что и они, и готовы были убить любого, кто противился этому. Они утверждали, что Бога нет, и хотели, чтобы люди перестали поклоняться Аллаху. Вот почему они воевали с афганцами и те отвечали им тем же.

– Но при чем здесь Амина? – спросила Фатима.

Миссис Саид знала о том, что произошло в школе.
– Ах милая, это нелегко объяснить…

– Сестра Атика сказала, что Амине довелось видеть то, чего лучше не видеть, – продолжала Фатима. – Почему Аллах допустил это?

Миссис Саид обняла дочку и усадила к себе на колени.

– Милая, ты задаёшь взрослые и очень трудные вопросы, – сказала она. Чуть помедлив, она погладила дочь по руке и начала говорить.
– Ты ведь знаешь, что жизнь – это испытание?

Фатима кивнула.

– Это как школьные контрольные, иногда трудные, иногда легкие. А иногда приходят особенно серьезные испытания. Помнишь автомобильную аварию, после которой папа долго лежал в больнице?

Фатима снова кивнула.

– Пожалуй, это было нелегкое испытание?

– Да, – согласилась Фатима. – И еще какое!

– Всем выпадают испытания, – сказала миссис Саид. – Аллах посылает их каждому. От нас зависит, выйдем мы из них с честью или нет. А когда мы умираем, тогда подводится итог всех наших испытаний, и мы попадаем в Огонь Ада или в Сад Рая. Лишь Аллах ведает, почему Амине в ее возрасте выпали такие тяжелые испытания. Но помни: чем тяжелее испытание, тем больше награда.

– Я помню, – сказала Фатима.

Затем миссис Саид сменила тему разговора:
– А ты знаешь, что Амина имела отношение к чуду?

– В самом деле? – спросила Фатима.

– Да, – сказала миссис Саид. – Аллах явил свою волю через ее отца, и тот пять лет выполнял ее, а Амина помогала ему. Отец Амины – человек великих достоинств, да и Амина не простая девочка.

В этот момент в комнату вошел м-р Саид. Он собирался в мечеть зашел за Фатимой. Фатима отправилась с ним и больше не вспоминала об Амине. И лишь когда вечером она уже улеглась в постель, она спросила себя, хотела бы она стать такой же выдающейся, как отец Амины, но ценой тяжелых испытаний? Вряд ли, подумала она. Она решила, что Амина, должно быть, какая-то особенная, и надо бы познакомиться с ней поближе.

На следующий день в школе Фатима во время обеда села рядом с Аминой. Всю неделю они были неразлучны, на переменах они вместе прыгали через скакалку. Амина сначала делала это не слишком ловко, но быстро научилась. В пятницу во время перемены произошла одна вещь, которая еще больше сблизила их. Карим подошел и остановился за спиной у Амины. Фатима видела это, но не ожидала от него никакого подвоха. Они с Джамилей крутили веревку, а Амина ожидала своей очереди прыгать. Ребята, собравшиеся неподалеку от них, смотрели на них. И тут в руках у Карима оказались два толстых книжки. Фатима бросила прыгалку и готова была крикнуть Амине, предупреждая ее, но тут раздался хлесткий звук от удара одной книжки о другую.

Бах! Амина бросилась на землю и закрыла голову руками.

Карим начал было смеяться, и тут Фатима подскочила к нему и что было силы ударила его. Еще удар – и он опрокинулся на землю.

Ребята загоготали. Фатима крикнула им: «Прекратите!» В следующий момент она разрыдалась. Сестра Адиба повела ее к директору. Директор, написав записку родителям, отправил ее домой. Карима тоже сняли с занятий до конца дня. С этого времени Фатима и Амина стали по-настоящему близки.

Вечером м-р Саид зашел в комнату Фатимы, чтобы поговорить с ней. Выслушав ее, он только и сказал:
– Ты ведь знаешь, что драться нехорошо. Тебе надо было позвать учителя.

Фатима начала было оправдываться, но м-р Саид прервал ее:

– Бывают ситуации, когда позволительно драться. Одна из них – это защита друга. Но мне бы не хотелось, чтобы в будущем это повторялось, – сказал он.

После этого Фатима и Амина часто бывали в гостях друг у друга. Постепенно Амина начала рассказывать о своей жизни в Афганистане до войны. Она рассказывала и о лагерях для беженцев в Пакистане. Но она никогда не заводила речь о своих родителях.

Всё это время Фатиму так и подмывало спросить Амину о чуде, но она сдерживала себя.

Как-то Амина сидела у Фатимы. День был дождливый, они играли в куклы. Наигравшись, они уселись на пол и разговорились. Амина рассказывала Фатиме о своей деревне и впервые заговорила о своих родителях и джихаде.

– Я хочу открыть тебе одну тайну, – сказала она. – Ты никому не расскажешь?

– Никому, – ответила Фатима.

– Никто в школе об этом не знает, и я не хочу, чтобы они знали. Все подумают, что я вру. Обещаешь хранить тайну?

– Обещаю, – кивнула Фатима.

– Мой отец был не простой человек, – сказала Амина, и Фатима поняла, что сейчас узнает историю чуда.

– Он держал лавку в нашей деревне. Продавал чай, сахар, инвентарь, одежду – словом, всё, что может понадобиться крестьянину в горах. Однажды ночью ему приснился странный сон. Будто бы он стоит на склоне горы над деревней и видит огонь, падающий с неба как дождь. Жители пытаются спастись, покидая загоревшиеся дома, но им некуда бежать. И тогда отец начинает рыть руками склон горы. Он копает и копает, пока не образовалась большая пещера. Тогда он зовёт к себе людей. Уже вся деревня полыхает, но огонь по-прежнему сеется с неба словно дождь. И тогда все жители забираются в пещеру и спасаются от огня.

Отец проснулся, охваченный ужасом. Он встал, оделся и вышел наружу. Утром после молитвы фаджр он нашел на горном склоне то место, которое ему приснилось во сне, и начал копать.

В тот день отцовская лавка осталась закрытой. Была она закрыта и на второй день, и на третий. Односельчане решили, что отец спятил. Мать пыталась было образумить его, но безуспешно. Он был уверен, что сон был послан ему Аллахом и что он должен вырыть пещеру.

Сначала пещера стала предметом нескончаемых шуток. Когда селяне отправлялись в город за припасами, по дороге они заглядывали к пещере, и если отец работал, подшучивали над ним. Понадобились месяцы упорного труда, чтобы пробиться сквозь твердые скальные породы.

Я тогда была маленькая, но помню, как играла перед пещерой, в то время как отец работал. Мать взяла на себя заботы о лавке, и я часто оставалась на попечении отца, проводя с ним целые дни.

В тот год в Кабуле пришло к власти новое правительство, но война по-настоящему еще не началась. На второй год начались военные действия, но нас в наших горах они не затронули. На третий год война разгорелась не на шутку. Пещера тоже значительно углубилась. Однако люди всё еще подшучивали над моим отцом. Я помогала ему скатывать камни вниз по склону от входа в пещеру. Для меня это было игрой. На четвертый год насмешки стихли. Русские войска вторглись в страну. Пещера была уже большая, и многие приходили взглянуть на нее. Людям стало не до шуток.

Отец трудился еще год, углубляя пещеру. К этому времени люди уже передавали друг другу рассказы о целых селениях, стертых с лица земли. Моджахеды*, боровшиеся с захватчиками, часто проходили через нашу деревню, идя в бой и возвращаясь после боёв. Многие жители нашей деревни на целые месяцы присоединялись к ним.


- - -
* Моджахеды – мусульмане, борющиеся с тиранией.
- - -


Но вот однажды отец прекратил работу в пещере. Два месяца спустя наше село разбомбили.

Амина прервала свой рассказ, и Фатима взглянула на нее. Амина сидела, смотря прямо перед собой. В ее широко открытых глазах читался страх. Комната Фатимы была оклеена обоями с цветами, но Амина видела не цветы. Перед ее глазами вставали столбы взрывов, огонь, дым пожарищ и бегущие люди.

Она вспомнила, как сотряслась земля, и как пронзительно закричали люди и животные. Как она стояла у входа в пещеру и видела, как полыхала ее деревня, как весь мир был охвачен огнём – дома, сады, поля.

Слёзы побежали у неё по щекам, и Фатима стиснула ее руку. Амина в ответ вцепилась в нее так, что рука заныла. Затем она стала всхлипывать.
– Папка спас всё село, – сказала она сквозь слёзы и глубоко вздохнула. Фатима обняла ее и тоже не могла удержаться от слёз.

Миссис Саид, которая была внизу, увидела, что надвигается гроза. Она подумала, что надо бы подняться наверх, к девочкам, чтобы они не испугались грома. Она уже поднималась по лестнице, когда забарабанил сильный дождь и полыхнула молния. Громыхнуло так, что весь дом затрясся.

Обе девочки наверху вскрикнули. Они вцепились друг в дружку и плакали. Фатима ощущала, как всё тело Амины бьёт дрожь. Но вот подоспела миссис Саид, обняла их и стала мягко укачивать. Снова раздался удар грома, и девочки подпрыгнули, но миссис Саид прижала их к себе и продолжала укачивать.

– Ш-ш-ш, – тихонько произносила она, успокаивая их.

Затем она сняла с постели покрывало, накинула на девочек и стала напевать колыбельную. Гроза скоро прошла, и девочки стали приходить в себя. Миссис Саид укачивала их и пела. Скоро они перестали плакать, но теперь слёзы текли по щекам у Миссис Саид.

Она была горда за Амину и Фатиму, и всё же ей было очень грустно. Она думала о том, что родители Амины, должно быть, в раю, и вздохнула. И долго еще она укачивала девочек и пела им.

Когда м-р Саид, Мухаммад и Джамал вернулись домой, м-р Саид заглянул в комнату Фатимы. Обе девочки всё еще сидели на коленях у миссис Саид. Все трое негромко беседовали. Амина рассказывала им о своих родителях – всё, что ей вспоминалось, и все трое улыбались сквозь слезы, счастливые и в то же время печальные. Они подняли головы, когда м-р Саид приоткрыл дверь. Их лица светились, жена улыбнулась ему и кивнула в знак того, что всё в порядке. М-р Саид, ничего не сказав, тихо прикрыл дверь.


Перевод Умм Нури






~ ~ ~
`