"РСиИ"
   
Аузу биилляхи мина шшайтани рраджим

.Исламские детские истории


Биcмиллях
Джaмaлин джем
Битва за помидopы
Рыбалкa
Чтo в имeни мoeм?
B зooпaркe
Haxoдкa
Пeрвaя ураза
Плoxoй день, xopoший день
Тpyднocти c yтрeнним нaмaзoм
В гнeвe
Странный Гocть
Мисвак
Koтeнoк
Хулиганство
3aблyдившийcя aвтoбyc
Бизнес
Яблочное желе
Фaтимa пpиpyчaeт бeлкy
История прадедушки
Cмepть бaбyшки
Дpaгoцeннocть
Чeрдaк
Зaснeжилo
Ветрянка
Toпop
Oбeщaниe
Пo ягoды
Лицом к лицу
O тeлeвизope

May 13, 2001
   
.
~ Лицом к Лицу ~

 

Мухаммад открыл глаза. В комнате было темно и тихо. Если он и кричал во сне, то, кажется, никого не разбудил. Всё было спокойно. Мухаммад прикоснулся обеими руками к лицу. «Аллаху Акбар»*, – произнёс он тихо. Его сон живо стоял перед ним.

- - -
* Аллаху Акбар – Бог Велик (араб.).
- - -

Во сне он ожидал автобуса после школы. Автобус сильно запаздывал. Ребята почему-то решили отправиться домой пешком и всей гурьбой двинулись прямо по проезжей части. Имам и учителя пошли впереди. Никаких машин на дороге не было.

И тут Мухаммад понял, что кроме них в городе нет ни души. Они были совершенно одни. Город опустел, дома обезлюдели.

Мухаммад ощущал, что близится что-то ужасное.

Они как раз подошли к месту, где недавно был застрелен восьмилетний мальчик. Мухаммад увидел обведенный мелом контур его фигуры на тротуаре. Проходя мимо, все отводили глаза, стараясь не смотреть туда.

Мухаммад знал, что они напрасно пошли этой дорогой. Он хотел предупредить об опасности, но их колонна уже вытянулась далеко вперед. И здесь они как раз подошли к дому, где обосновались наркодельцы. Отец сказал ему, чтобы он не вздумал показываться здесь, но сейчас Мухаммад уже не мог повернуть назад. Люди вокруг стиснули его и влекли вперед.

Дом темной громадиной угрожающе вырос перед ними. Выбитые окна зияли черными проемами. Везде валялось битое стекло.

Мухаммаду отчаянно хотелось подойти к имаму, но он не мог даже пошевельнуться.

Откуда-то просочился страх и овладел толпой.

Он вдруг понял, что должно произойти. Почему все остановились? Ведь сейчас начнут стрелять! И вдруг он понял: люди застыли в ожидании смерти!

И тут он проснулся. Его сердце бешено колотилось. «Аузу биилляхи мина шшайтани рраджим*», – произнес он и откинулся на подушку. Этот кошмар снился ему уже второй раз с того времени, как возле школы застрелили мальчика. После того, как он попросил Аллаха о защите, ему стало получше. Ведь это был всего лишь сон. Стоило проснуться – и его нет. Здорово, что пробуждение прерывает любой кошмар. От реальности так легко не скроешься. А притон наркодельцов и стрельба были реальностью.

Аузу билляхи мина шшайтани рраджим* - Прошу защиты у Аллаха от проклятого сатаны


В двух шагах от школы был убит мальчик. Он был младше Мухаммада. Его застрелили, когда он просто шёл по улице. Мухаммад теперь ходил в школу, с опаской озираясь по сторонам.

На следующий день на перемене Мухаммад играл в баскетбол, когда по улице пулей пронеслась патрульная машина с включенной сиреной. Игра сама собой прекратилась. Все молча проводили машину взглядами. Машина вылетела на перекресток. Мухаммад был уверен, что она свернет к дому, где обосновался притон наркодельцов. Вместо этого машина проехала перекресток и скрылась из глаз.

Когда звук сирены затих вдали, Мухаммад ощутил в себе внутреннее напряжение, которое постепенно спадало. Он был испуган. Он никому не признался бы в этом, но он был испуган.

За последние полгода обстановка в квартале накалилась до крайности, и Мухаммаду отчаянно хотелось, чтобы всё это как-то утряслось.
Можно было вернуться к игре, но ребята постарше по-прежнему стояли и смотрели, не выскочит ли следом еще одна машина. Однако больше никого не было.

“Второй машины нет, – подумал Мухаммад, – значит, это не перестрелка, а возможно, даже и не ограбление”. И он вновь включился в игру, чтобы отвлечься от подобных мыслей.

Вечером за ужином м-р Саид торопился, чтобы вовремя успеть к вечерней молитве в мечеть.

– После молитвы у нас собрание. Возможно, я вернусь поздно, – предупредил он жену.

– Опять разговоры! – сказала миссис Саид. – Всё это пустое. На улицах от ваших речей безопаснее не станет!

Миссис Саид решила забрать детей из исламской школы при мечети. Три семьи уже сделали это. Это решение было предметом споров между миссис и м-ром Саид. Миссис Саид всерьёз боялась за безопасность своих детей. М-р Саид тоже беспокоился, но он говорил:
– Что будет с мечетью и школой, если все разбегутся?

Однако после того, как две недели назад застрелили восьмилетнего мальчика, он пошел на попятный. Для него это было нелегко. Он хотел, чтобы дети ходили именно в эту школу. И он понимал, что если они заберут детей, то и другие сделают то же самое. И тогда школу закроют.

– Посмотрим, что скажет имам Ибрагим, – сказал м-р Саид. – Он сегодня вновь был в полиции.

Миссис Саид неодобрительно отвернулась. “Как его убедить? – подумала она про себя. – Надо срочно забирать детей из школы. Еще недоставало рисковать их жизнью! Если они сегодня опять ни до чего не договорятся, завтра же скажу Исе, чтобы он сделал это!”



После вечерней молитвы магриб в мечети осталось около пятидесяти мужчин. Они уселись на полу, образовав большой круг.

– Полиция не всесильна, – сказал имам Ибрагим. – Они могут устроить еще один обыск, но наркодельцы вновь вернутся через пару дней или снимут помещение в соседнем доме.

– А как насчет дополнительных патрулей?

– Они уже работают.

– Нет там никаких полицейских! Они не следят за тем, что там происходит!

– Точно! Думаете, из-за нас они полезут под пули? Как бы не так!
Собрание превратилось в базар. Несколько человек говорили одновременно. Общий круг распался на группы, где живо обсуждалось происходящее. Однако были и те, кто сохранил самообладание.

– Братья! – вскричал имам. – Давайте говорить по очереди, иначе мы растратим весь наш пыл впустую!

– Всё равно ничего из этого не выйдет! – сказал кто-то.

Имам Ибрагим не ответил на эту реплику.

– Пусть те, кто хочет выступить, поднимут руку, будем давать всем слово по очереди, – сказал он. Поднялся лес рук.

– Одну минуту, – сказал имам. – Давайте сперва выслушаем брата Умара, ведь он отвечает за безопасность мечети.

– Я буду краток, – начал брат Умар. – Я всегда говорил, что полиция не в силах оказать нам реальную помощь. Это проблема не полиции, а самого квартала. Местные жители махнули на это дело рукой, вот наркодельцы и чувствуют себя привольно. Полиция тут не поможет, всё зависит от нас.

– А что мы можем сделать? – спросил кто-то.

Имам Ибрагим предоставил слово следующему.

– Думаю, надо пойти к ним и потребовать, чтобы они съехали отсюда.

– И я о том же, – откликнулся брат Умар.

– Что значит «съехали»? – спросил кто-то. – У них автоматы!

– У них грубая сила, у нас – сила духа, – сказал имам Ибрагим.

– Почему бы не попробовать? – сказал м-р Саид. – Ведь у мечети они не появляются. Значит, они ощущают эту силу. Почему бы не распространить ее на весь квартал?

– Легко сказать! – сказал кто-то. – Вот сейчас мы встанем, пойдем и выдворим их, что ли?

– Да у них же автоматы! – повторил чей-то голос.

– А что они нам сделают, перестреляют всех? Нас пятьдесят человек!
– Могут и перестрелять. У них там крутятся большие деньги. Так они нас и послушают!

– Но ведь нас и в самом деле пятьдесят человек. Вот и посмотрим, из какого теста они сделаны. И конечно, постараемся не провоцировать их на применение оружия. Им придется противостоять полусотне решительных людей!

В мечети наступила тишина.

– Чтобы сделать это, нам надо сплотиться и стоять друг за друга горой, быть как один человек! Иначе это не сработает, – сказал брат Умар.
Имам Ибрагим прочел толкование аята из Святого Корана: «Истинно Аллах любит тех, кто сражается в Его воинстве так, словно все они одно целое». Затем имам оглядел всех по очереди.

– Я за то, чтобы поступить именно так, – сказал он. – Кто-нибудь не согласен?
Никто не откликнулся.

– Если кто-то не согласен, это совершенно нормально.

Все продолжали хранить молчание.

– Хорошо, – сказал он. – Тогда пошли.

Все поднялись как один. Они вышли на улицу перед мечетью. Впереди шли имам и брат Умар. Они двинулись по узкой улочке друг за другом, выстроившись по два-три человека в ряд.

Когда они подошли к зданию, имам спросил:
– Кто-нибудь бывал там внутри?

– Я, – ответил брат Ламонт и выдвинулся вперед.

– Кто-нибудь еще живет в этом доме?

– Да, одна старая женщина на первом этаже. Ее окна выходят во двор.
– Ты ее знаешь?

– Немного.

– Тогда пойдешь со мной. Сперва мы предупредим эту женщину. Потом двинемся наверх, разбившись на две группы. Одна пойдет на второй этаж, вторая – на третий. Я буду с первой группой, брат Умар – со второй.

– Не поднимайте шума. И не дёргайтесь, – предупредил брат Умар. – Держитесь спокойно и уверенно. Не давайте повода к проявлениям грубой силы. Помните, что мы здесь только для того, чтобы сказать, что они должны уйти.

– Итак, – сказал имам Ибрагим, – когда мы подойдем к зданию, сперва брат Ламонт и я зайдем поговорить с женщиной. Потом мы присоединимся к остальным и уже тогда двинемся наверх.
Тем временем они уже подошли к зданию.

Это был обычный дом старой постройки. С обеих сторон к нему примыкали другие дома. На входной двери не было замка. Имам и брат Ламонт зашли в подъезд. Там было темно. Тусклый свет небольшой лампочки едва пробивался с площадки второго этажа.

Под лестницей царила тьма тьмущая. Они с трудом нашли дверь квартиры. Было слышно, что внутри работает телевизор. Брат Ламонт постучал. Телевизор тотчас выключили. Брат Ламонт постучал еще раз. За дверью раздался дрожащий старческий голос:
– Кто там?

– Миссис Уайт, это Ламонт де Вит из соседнего дома, – сказал брат Ламонт.

За дверью после паузы раздалось:
– Чего тебе?

– Мы здесь с имамом Ибрагимом из соседней мечети. Хотели сказать вам два слова.

За дверью опять стало тихо. Миссис Уайт раздумывала. Она узнала Ламонта по голосу, но колебалась, стоит ли отпирать дверь. Из-за темноты на лестничной площадке она не могла ничего рассмотреть через глазок.

– Кто там с тобой? – переспросила она.

– Имам Ибрагим из соседней мечети, – ответил брат Ламонт.

Миссис Уайт начала отпирать замки. Она решила на всякий случай оставить дверь на цепочке. Дверь скрипнула, отворяясь, и полоска света протянулась на лестницу. Брат Ламонт передвинулся так, чтобы оказаться на свету. Миссис Уайт узнала его.

– Миссис Уайт, – сказал он. – Вот имам Ибрагим. – И он уступил свое место имаму.

– Простите за беспокойство, – сказал имам.

– А я тебя знаю, ты сын Марты Престон.

– Верно, – сказал удивленный имам.

– Я тебя узнала, несмотря на бороду.

Она хотела было спросить его о семье, но раздумала и вместо этого сказала:
– Чего тебе?

– Мы из мечети. Хотим выдворить отсюда наркодельцов. Силу мы применять не будем, – добавил он. – Но вам лучше не выходить.
– А я никуда и не собираюсь, – ответила миссис Уайт. Она окинула имама внимательным взглядом, видимо, оценивая, в своем ли он уме.
– Бог в помощь, – наконец сказала она и закрыла дверь.

– Только Он нам и может помочь, – подумал имам Ибрагим. – Лишь на Его помощь мы и рассчитываем.

Имам Ибрагим и брат Ламонт вновь присоединились к остальным и начали подниматься наверх. Брат Умар уже разбил людей на две группы.

На площадке второго этажа м-р Саид оказался рядом с имамом.
Брат Умар вместе со второй группой двинулся на третий этаж. Лестница была старая, рассохшаяся. Ступеньки скрипели под ногами, несмотря на все старания двигаться тихо.

– Скрип выдал наше присутствие тем, кто находится за дверью, – подумал м-р Саид. Люди заняли всю площадку второго этажа перед дверью и ступеньки лестницы. За дверью стояла тишина. Если бы кто-то остался на улице, он увидел бы, что в квартире потушили свет.
Имам Ибрагим постучал.

– Кто там? – приглушенно донеслось из-за двери.

– Имам Ибрагим с братией из мечети Аль-Азиз. Мы пришли сказать вам, чтобы вы уходили отсюда и навсегда оставили наш квартал.

Повисло молчание. Затем голос из-за двери издевательски произнес:
– Что ты сказал?

– Я сказал, что вам здесь не место. Мы пришли, чтобы выдворить вас отсюда.

Раздался визгливый смех, а потом звуки приглушенного дверью разговора.
– Убирайтесь отсюда, пока вас не вышвырнули, – сказали наконец.

– Нас пятьдесят человек, – сказал м-р Саид.

Наступила тишина.

– Откройте дверь, – решительно произнес имам Ибрагим.

– Первый, кто коснется двери, заработает автоматную очередь! – был ответ. За дверью о чем-то заспорили. – Мы не откроем, а вы сюда не войдёте. Так что топайте домой.

– Здесь наш дом, – сказал имам Ибрагим. – Это наш квартал. Если понадобится, мы пробудем здесь всю ночь. Мы вас не тронем. Мы лишь хотим, чтобы вы убрались из нашего квартала. Мы не уйдем, пока вы не уйдете.

За дверью заспорили. Было слышно, как там сыпали проклятиями. Заскрипели ступени наверху, оттуда спускалась вторая группа. С ними были люди, которых обнаружили наверху. Выглядели они весьма неважно.

Это были не дельцы, а наркоманы. Четверо шли сами, и еще двое с трудом передвигали ноги. Мусульмане на своих плечах буквально волочили их вниз по лестнице. Один из мужчин громко протестовал.
– Отведите их на Южную улицу и там отпустите, – сказал имам Ибрагим. – И объясните, что сюда им больше нет смысла приходить, здесь больше ничего такого не будет.

Когда брат Умар сошел вниз, на нем лица не было.

– Вы бы посмотрели, что там творится, – сказал он. – Сущий ад.

– Что там у вас? – спросили из-за двери.

– Отправляем домой ваших клиентов, – ответил брат Умар.

– Открывайте! – сказал имам Ибрагим.

Опять наступила тишина. Стало слышно, как наркоманов сводят вниз по лестнице. На этот раз пауза затянулась надолго. Наконец издалека донесся звук полицейской сирены. Он явно приближался.

– О нет, – простонал брат Умар, поняв, что происходит.

– Это полиция, – донесся голос изнутри. – Мы вызвали их, чтобы они нас защитили. Вам лучше убраться, иначе мы потребуем от полиции решительных действий против вас.

Имам Ибрагим покачал головой:
– Мы не уйдем, пока вы здесь.

На площадку поднялись двое полицейских. Когда они прибыли, наркодельцы открыли дверь.

Заглянув в дверь, м-р Саид не поверил своим глазам. Там всё было буквально вверх дном. Полицейские поговорили с дилерами. Затем обратились к мусульманам:
– Послушайте, почему бы вам не разойтись?

– Мы останемся здесь, пока они не уйдут, – сказал имам Ибрагим.

– От них поступило официальное заявление, – сказал полицейский. – Мне придется арестовать вас.

– Мы не уйдем, – ответил имам.

Полицейский лишь пожал плечами.

– Эти трое – зачинщики, – сказал наркодилер, который говорил с ними через дверь. И он указал на имама Ибрагима, брата Умара и м-ра Саида. – Я их разглядел через глазок.

М-р Саид опешил – второй раз за последние пять минут. Происходящее казалось ему нереальным, как во сне.

– Офицер, – сказал он, – эти люди – наркодельцы, у них оружие.

– Вы видели наркотики? – спросил полицейский. – Видели оружие?

– Нет, но… – начал было м-р Саид.

– И я не видел, – сказал полицейский. – А я очень внимательно осмотрел помещение, ни к чему не притрагиваясь. Я знаю, что тут творится, так же хорошо, как и вы, но официальный сигнал поступил от них, а я не имею права на обыск без соответствующего предписания.

Затем полицейские оттеснили от двери в квартиру всех, кроме дилеров и троих «зачинщиков». Они получили сигнал о нарушении общественного порядка – и отрабатывали ситуацию по обычной схеме.
– Вот и порядок, – сказал старший по званию. – Этих троих мы заберем, остальным – немедленно разойтись. Я не хочу неприятностей.
– Хорошо, мы пойдем с вами, – сказал имам Ибрагим. – Но все остальные останутся здесь. Никаких неприятностей и беспорядков они устраивать не будут.

– Всем разойтись! – повторил полицейский, теряя терпение. – Иначе я вызову подкрепление, и вас всех заберут.

– Делайте, как находите нужным, – сказал имам. – Но мы не сдвинемся с места, пока эти не уберутся. – И он кивком указал на дилеров.
Полицейский замолчал. Ему не улыбалась перспектива пререкаться с такой оравой. Для начала неплохо бы вывести отсюда этих троих, не накаляя обстановки, и отвезти их в участок.

Полицейские начали сводить «зачинщиков» вниз по лестнице, ощущая, как над ними сгущаются тучи.

– Всё в порядке… Всё в порядке, – то и дело повторял имам. Окруженные со всех сторон хмурыми недовольными лицами, полицейские явно занервничали.

– Никаких беспорядков, просто оставайтесь здесь! – сказал имам. – Не уходите, пока дилеры не уберутся.

Наконец они спустились на первый этаж. Кроме имама, никто не проронил ни слова. Полицейские вздохнули с облегчением, ощутив, что, похоже, дело обойдется без неприятностей.

– Какого дьявола! Вы что это делаете?! – резкий голос разрезал тишину как нож. Это миссис Уайт прокладывала себе путь сквозь толпу, заполнявшую площадку первого этажа.

– Мы арестовали этих троих, – объяснил опешивший от неожиданности офицер. – Потом мы вызовем подмогу и арестуем остальных, если они не разойдутся.

– Разойдутся? Как бы не так! – сказала миссис Уайт. – С чего это им расходиться! Это мой дом, а они мои гости!

Полицейский не нашелся, что ответить.

– Они мои гости, а я здесь живу. Так что вы имели в виду, говоря «разойтись»? – не унималась миссис Уайт.

Сказать на это было нечего. Полицейские молча провели троих мусульман к патрульной машине и усадили внутрь, в зарешеченное купе. Они отъехали, и офицер, который их забирал, по рации доложил дежурному об инциденте. Когда он выключил микрофон, в машине повисло молчание.

– Я чувствую себя полным идиотом, – сказал полицейский, который вёл машину. Он взглянул на своего напарника. Офицер в ответ лишь пожал плечами.

М-р Саид был просто потрясен действиями «стражей закона». Это и есть справедливость? Нужно быть не в своем уме, чтобы так думать! Неожиданно ему в голову пришла спасительная мысль.
– Посмотрим, что напишут завтра газеты, – сказал он из-за решетки. – Я уже вижу заголовки: «Мирные граждане взяты под арест по требованию наркодилеров!»

– А комиссар полиции как обрадуется! – подхватил имам Ибрагим.

Полицейские хмуро переглянулись. Водитель покачал головой. «Идиотизм какой-то», – пробормотал он.

Имам Ибрагим, брат Умар и м-р Саид пробыли в участке меньше часа. Им даже не предъявили обвинения. Прибыла еще одна машина с арестованными мусульманами, на этом дело и кончилось. Похоже, комиссару полиции ни к чему была лишняя головная боль, и их всех отпустили.

Еще через полчаса все пятеро присоединились к остальным и вновь были перед знакомой дверью.

В конце концов дилеры сдались. Около часа ночи они вышли, прихватив с собой лишь пару сумок. Изрыгая угрозы и проклятья, они быстро ушли.

В два часа ночи м-р Саид был дома. Лишь теперь он ощутил, насколько потрясло его то, чему он был свидетелем. Он уселся в гостиной и долго сидел, размышляя. Когда наконец он поднялся наверх, в спальню, проснулась миссис Саид.

– Долго вы проговорили, – сказала она. – Что-нибудь решили?

Шло время. Недели складывались в месяцы, и атмосфера в квартале ощутимо изменилась. Наркодельцы больше не появлялись. Люди стали без опаски ходить по улицам, атмосфера страха исчезла.

Жильцы, живущие в домах по соседству с мечетью, стали заговаривать и общаться с мусульманами, приходящими помолиться.

В школе всё вошло в норму. У Мухаммада больше не было причин для беспокойства и опасений. У них в семье иногда в шутку упоминали о той ночи, когда «папочку арестовали». Однако сам м-р Саид никогда не шутил на эту тему. И надо сказать, что в глубине души он по-настоящему гордился своей долей участия в событиях той ночи.


Перевод Умм Нури